Преподобный Кирилл Челмогорский

Преподобный Кирилл Челмогорский

Дни памяти:

21 декабря

3 июня – Собор Карельских святых


Он ро­дил­ся в кон­це XIII ве­ка (го­дом его рож­де­ния ука­зы­ва­ют 1286 г.). 20-ти лет от ро­ду пре­по­доб­ный оста­вил мир и по­се­лил­ся в Нов­го­род­ском мо­на­сты­ре прп. Ан­то­ния Рим­ля­ни­на, где и при­нял ино­че­ское по­стри­же­ние. Шесть лет про­был но­во­по­стри­жен­ный по­движ­ник в оби­те­ли прп. Ан­то­ния, а по­том от­пра­вил­ся стран­ство­вать по дру­гим мо­на­сты­рям и хо­дил в те­че­ние трех лет. Пе­ре­хо­дя с од­но­го ме­ста на дру­гое, стран­ник при­шел, на­ко­нец, в 1316 го­ду на го­ру Чел­му (в Кар­го­поль­ском уез­де, в 53 вер­стах от го­ро­да, при устье ре­ки Чел­мы, над озе­ром Чел­мо­зе­ром). В то вре­мя ему ис­пол­ни­лось 30 лет. Три го­да под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный уеди­нен­но в пу­сты­ни. По­том при­шел к нему дру­гой по­движ­ник, по име­ни Кор­ни­лий, род­ной брат его. Но, про­жив на Чел­ме немно­го вре­ме­ни, Кор­ни­лий оста­вил бра­та, а сам уда­лил­ся для по­дви­га без­мол­вия в дру­гую пу­сты­ню. Прп. Ки­рилл сно­ва остал­ся один на го­ре Чел­ме и с боль­шим усер­ди­ем про­дол­жал ра­бо­тать Гос­по­ду.

Свя­тая жизнь от­шель­ни­ка в пу­стын­ном уеди­не­нии все-та­ки не укры­лась от лю­дей. Сла­ва о пре­по­доб­ном Ки­рил­ле как о ве­ли­ком по­движ­ни­ке про­ник­ла в окрест­ные се­ла. И к пре­по­доб­но­му на­ча­ли при­хо­дить мно­гие хри­сти­ане за бла­го­сло­ве­ни­ем, ра­ди на­зи­да­ния и ду­хов­ной поль­зы. Но не од­ни пра­во­слав­ные по­лу­ча­ли поль­зу от ду­хов­ных да­ров пре­по­доб­но­го. Его вли­я­ние про­сти­ра­лось и на тех окрест­ных жи­те­лей, ко­то­рые еще не бы­ли про­све­ще­ны све­том Хри­сто­вой ве­ры. В окрест­ных ме­стах Чел­мы жи­ла чудь – фин­ское пле­мя, имев­шее свой язык и свою язы­че­скую ве­ру. Хри­сти­ан сре­ди чу­ди то­гда по­чти не бы­ло. И вот тру­да­ми прп. Ки­рил­ла хри­сти­ан­ство сре­ди них ста­ло успеш­но рас­про­ст­ра­нять­ся. Мно­гие чу­ди­ны вско­ре при­ня­ли Свя­тое Кре­ще­ние. Но­во­кре­ще­ные при­хо­ди­ли к пре­по­доб­но­му и слу­ша­ли его на­став­ле­ния о ве­ре, о Свя­том Кре­ще­нии и о всех за­по­ве­дях Бо­жи­их.

Так в по­сте, мо­лит­ве и апо­столь­ских тру­дах прп. Ки­рилл про­жил в пу­стыне 52 го­да. В глу­бо­кой ста­ро­сти, 82-х лет, он ото­шел к Гос­по­ду. Бла­жен­ная кон­чи­на пре­по­доб­но­го по­сле­до­ва­ла 8 де­каб­ря 1368 го­да.

Спу­стя несколь­ко лет по­сле пре­став­ле­ния пре­по­доб­но­го ста­ли при­хо­дить на Чел­му ис­ка­те­ли пу­стын­но­го по­дви­га. Два та­ких по­движ­ни­ка устро­и­ли гроб­ни­цу над мо­ги­лой свя­то­го. Но они ско­ро ушли из Чел­мен­ской пу­сты­ни. Про­шло еще несколь­ко лет, и в пу­стыне прп. Ки­рил­ла по­се­лил­ся иеро­мо­нах Ар­се­ний. К нему ста­ли со­би­рать­ся бо­го­лю­би­вые пу­стын­но­люб­цы. Об­ра­зо­ва­лась об­щи­на в 24 че­ло­ве­ка. Спо­движ­ни­ки по­стро­и­ли храм во имя Бо­го­яв­ле­ния Гос­под­ня, за­ве­ли паш­ни и ого­ро­ды. Так воз­ник мо­на­стырь. Од­на­ко вско­ре его по­стиг­ло несча­стье: цер­ковь от мол­нии сго­ре­ла. Бра­тия воз­двиг­ли дру­гой храм, теп­лый, во имя Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. К нему при­стро­и­ли тра­пе­зу. В но­вую оби­тель, или пу­стынь, на­ча­ли сте­кать­ся по­чи­та­те­ли прп. Ки­рил­ла для по­кло­не­ния его мо­щам, при­но­ся сю­да све­чи, фими­ам и все необ­хо­ди­мое для пу­стын­ни­ков.

Меж­ду тем при мо­щах пре­по­доб­но­го на­ча­ли со­вер­шать­ся мно­го­чис­лен­ные чу­де­са, и сла­ва о но­вом чу­до­твор­це рас­про­стра­ни­лась по Свя­той Ру­си. По­это­му Чел­мо­гор­ская оби­тель быст­ро умно­жа­лась, и Успен­ская цер­ковь ста­ла тес­на. То­гда бра­тия сво­и­ми тру­да­ми и с по­мо­щью усерд­ных ми­рян вы­стро­и­ли бо­лее об­шир­ный храм в честь Бо­го­яв­ле­ния Гос­под­ня с при­де­лом во имя ве­ли­ко­му­че­ни­цы Ека­те­ри­ны. Это про­изо­шло в 1419 го­ду. Бра­тии в оби­те­ли бы­ло то­гда до 80 че­ло­век. Они вы­стро­и­ли се­бе кел­лии, и оби­тель пре­вра­ти­лась в об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь, ко­то­рый стал на­зы­вать­ся Чел­мо­гор­ским.


Гос­подь про­сла­вил прп. Ки­рил­ла мно­ги­ми чу­де­са­ми. Рас­ска­жем лишь о немно­гих из них.


Иеро­мо­нах Гер­ман, под­ви­зав­ший­ся 30 лет в оби­те­ли, впал в пред­смерт­ную бо­лезнь. К боль­но­му раз при­шел его зять Ве­не­дикт. Гер­ман пред­ло­жил ему взять с мо­на­стыр­ско­го дво­ра две ско­ти­ны. Ве­не­дикт по­бла­го­да­рил Гер­ма­на и возв­ра­тил­ся до­мой. Ко­гда боль­ной остал­ся один, позд­но ве­че­ром он уви­дел сле­ду­ю­щее: в кел­лии бы­ло свет­ло как днем, пе­ред ико­на­ми бы­ла за­жже­на све­ча, в уг­лу сто­ит ста­рец в ино­че­ской одеж­де и мо­лит­ся Бо­гу. По окон­ча­нии мо­лит­вы ста­рец об­ра­тил­ся к ино­ку с та­ки­ми сло­ва­ми: «Иеро­мо­нах Гер­ман! Пре­льстил­ся ты су­е­тою ми­ра се­го. Вме­сто то­го, чтобы со­зи­дать, ты рас­хи­ща­ешь, гу­бя свою ду­шу и ду­ши тех, ко­то­рым по­веле­ва­ешь брать мо­на­стыр­ское. Ду­ма­ешь вос­пол­нить их ни­ще­ту, но они силь­нее об­ни­ща­ют. За­чем ты де­ла­ешь это? За­чем мо­нас­тыр­ское со­кро­ви­ще разо­ря­ешь и ве­лишь зятю сво­е­му и до­че­ри брать мо­на­стыр­скую ско­ти­ну? Ве­ли­кий грех при­ем­лешь ты на се­бя и тяж­кое осуж­де­ние».

Ска­зав это, чуд­ный ста­рец стал неви­дим. Гер­ман же по­чув­ство­вал страх и тре­пет. На дру­гой день утром к нему опять при­шел зять. Гер­ман рас­ска­зал ему о ви­де­нии пре­по­доб­но­го и все, что го­во­рил ему чу­до­тво­рец. По­том, об­ра­тив­шись к Ве­не­дик­ту, Гер­ман дал та­кое за­ве­ща­ние: «Ча­до мое, Гос­по­да ра­ди по­сле мо­ей смер­ти не бе­ри из мо­на­сты­ря то, что я поз­во­лил те­бе взять. Бе­ре­гись, да не по­гиб­нут ду­ши на­ши по сло­ву пре­по­доб­но­го». От этих слов Ве­не­дикт при­шел в ужас. А боль­ной ста­рец про­дол­жал: «И не толь­ко не бе­ри­те ни­че­го из оби­те­ли, но и са­ми пе­ки­тесь о сем свя­том ме­сте». Ска­зав­ши это, Гер­ман скон­чал­ся. Так прп. Ки­рилл охра­нял от рас­хи­ще­ния свою оби­тель.

В пят­на­дца­ти по­при­щах от оби­те­ли на­хо­ди­лось се­ло Ля­ди­ны, в ко­то­ром в по­ло­вине XVII сто­ле­тия жил свя­щен­ник Иоанн, знав­ший ико­но­пис­ное ху­до­же­ство. По­чи­тая прп. Ки­рил­ла, Иоанн же­лал на­пи­сать его об­раз. И вско­ре он удо­сто­ил­ся ви­де­ния во сне. Он ви­дел, буд­то на­хо­дит­ся в Чел­мо­гор­ской оби­те­ли в цер­ков­ном при­тво­ре, в са­мой же церк­ви – лик свя­ти­те­лей и пре­по­доб­ных со мно­же­ством свя­щен­ни­ков и ино­ков со­вер­ша­ют мо­ле­бен. И вот один из диа­ко­нов по­до­шел к Иоан­ну и ска­зал: «Смот­ри сие; что ты ви­дишь, так и на­пи­ши; по­мо­жет те­бе Бог, ес­ли ты за­хо­чешь ис­пол­нить это». При этом он ука­зал на ико­ну, изо­бра­жа­ю­щую мно­гих свя­тых, по­сре­ди ко­то­рой вы­де­лял­ся один, и, об­ра­щая на него вни­ма­ние Иоан­на, диа­кон про­дол­жал: «Ес­ли же­ла­ешь на­пи­сать об­раз Ки­рил­ла Чел­мо­гор­ско­го, то пи­ши его та­ким, как ви­дишь на этой иконе». Иоанн при­сталь­но всмот­рел­ся в лик свя­то­го и за­пом­нил его чер­ты. По­сле ви­де­ния он мог бы на­пи­сать об­раз свя­то­го. Но про­хо­дил день за днем, а ему все не уда­ва­лось осу­ще­ствить сво­е­го же­ла­ния.

Спу­стя три го­да Иоан­ну бы­ло вто­рое ви­де­ние. Ве­ли­ким по­стом по­сле все­нощ­но­го бде­ния он лег от­дох­нуть, утом­лен­ный служ­бой. И сно­ва уви­дел во сне, что на­хо­дит­ся в Чел­мо­гор­ской оби­те­ли и мо­лит­ся у гро­ба прп. Ки­рил­ла. Спу­стя немно­го он ви­дит са­мо­го чу­до­твор­ца спя­щим во гро­бе в ино­че­ской одеж­де. Ру­ка свя­то­го бы­ла при­под­ня­та квер­ху и воз­ло­же­на на гла­ву. Свя­той об­ра­тил­ся к Иоан­ну с та­ки­ми сло­ва­ми: «Смот­ри на ме­ня. Ты же­ла­ешь на­пи­сать мой об­раз – пи­ши так, как ме­ня ви­дишь. Ста­рай­ся и по­нуж­дай се­бя на это де­ло». По­сле этих слов Иоанн проснул­ся, объ­ятый стра­хом и тре­пе­том. Спу­стя неко­то­рое вре­мя он от­пра­вил­ся в Кар­го­поль и рас­ска­зал о сво­ем ви­де­нии од­но­му иерею. Тот одоб­рил его на­ме­ре­ние на­пи­сать об­раз пре­по­доб­но­го и по­ве­дал ему, что и сам он ви­дел во сне свя­то­го имен­но та­ким, ка­ким он явил­ся Иоан­ну. За­тем Иоанн со­об­щил о том же неко­то­рым стар­цам и, по­лу­чив бла­го­сло­ве­ние их, ско­ро на­пи­сал об­раз прп. Ки­рил­ла, на ко­то­ром изо­бра­зил чу­до­твор­ца си­дя­щим, как его ви­дел. За­тем от­дал этот об­раз в Чел­мо­гор­скую оби­тель, что слу­чи­лось в июне ме­ся­це 1656 го­да.

При оби­те­ли прп. Ки­рил­ла про­жи­ва­ла доб­ро­де­тель­ная ино­ки­ня Мар­фа, ко­то­рая ис­пол­ня­ла раз­лич­ные мо­на­стыр­ские служ­бы. В те­че­ние мно­го­лет­ней жиз­ни при мо­на­сты­ре ей при­шлось слы­шать и ви­деть мно­го чу­дес, со­вер­шен­ных свя­тым угод­ни­ком. И вот ка­кое чу­до рас­ска­за­ла она жиз­не­опи­са­те­лю пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла.

В Чел­мо­гор­скую оби­тель по­жерт­во­ва­ли ко­ня. Вско­ре конь про­пал. Мно­го ис­ка­ли его, но ни­где не мог­ли най­ти. Про­шло со­рок дней, уже по­те­ря­ли вся­кую на­деж­ду най­ти его и ре­ши­ли, что конь или укра­ден злы­ми людь­ми, или съе­ден зве­ря­ми. Вдруг в од­ну суб­бо­ту ве­че­ром, ко­гда со­вер­ша­лось все­нощ­ное бде­ние, Мар­фа, ра­бо­тав­шая в это вре­мя на скот­ном дво­ре, уви­де­ла, что про­пав­ший конь воз­вра­ща­ет­ся на мо­на­стыр­ский двор, а сле­дом за ним идет инок в баг­ро­вид­ной одеж­де. Ко­гда конь по­до­шел к во­ро­там, ста­рец от­во­рил их и впу­стил его, а сам по­шел к мо­на­сты­рю. Ко­гда окон­чи­лась служ­ба, иеро­мо­нах Ми­са­ил при­шел на скот­ный двор. Уви­дев ко­ня, он уди­вил­ся, по­том спро­сил Мар­фу, кто при­вел его. Она же от­ве­ча­ла: «Я ду­ма­ла, что ты, от­че, при­гнал его к во­ро­там, а сам на­пра­вил­ся к мо­на­сты­рю». То­гда Ми­са­ил до­га­дал­ся, что это сде­лал прп. Ки­рилл, по­шел в цер­ковь и воз­дал бла­го­да­ре­ние Бо­гу у гро­ба пре­по­доб­но­го за то, что Он да­ро­вал оби­те­ли за­ступ­ни­ка и мо­лит­вен­ни­ка и див­но­го хра­ни­те­ля не толь­ко лю­дей, но и ско­тов.

Кре­стья­нин Иоанн Шмы­гин, жив­ший в Кар­го­поль­ской во­ло­сти, по на­у­ще­нию диа­во­ла возы­мел злое на­ме­ре­ние обо­красть цер­ковь Чел­мо­гор­ской оби­те­ли и по­хи­тить каз­ну мо­на­стыр­скую. Он вы­ждал удоб­ное вре­мя и на­пра­вил­ся к оби­те­ли, ко­то­рая на­хо­ди­лась в со­ро­ка вер­стах от его се­ла. Немно­го не до­хо­дя до мо­на­сты­ря, зло­умыш­лен­ник скрыл­ся в лес­ной ча­ще, чтобы до­ждать­ся но­чи. На­сту­пи­ла ночь, и он вдруг уви­дел ино­ка в баг­ро­вид­ной одеж­де, иду­ще­го пря­мо к нему. Ста­рец по­до­шел к Иоан­ну и оста­но­вил­ся. Ви­дя, что нель­зя скрыть­ся, кре­стья­нин по­чув­ство­вал ве­ли­кий страх. Ста­рец же ска­зал ему: «Иоанн! За­чем ты за­мыс­лил это? За­чем дер­за­ешь на церк­ви оби­те­ли мо­ей? Удер­жись от та­ко­го де­ла и по­кай­ся в сво­ем со­гре­ше­нии. Знай, что ни та­тие, ни хищ­ни­цы Цар­ствия Бо­жия не на­сле­ду­ют. Ес­ли же ты не оста­вишь сво­е­го на­ме­ре­ния, по­гиб­нешь лю­той смер­тью на зем­ле и в бу­ду­щем ве­ке при­мешь му­ку веч­ную». Ска­зав это, инок стал неви­дим. Иоанн по­нял, что пе­ред ним был сам пре­по­доб­ный. Одер­жи­мый ве­ли­ким стра­хом, он воз­вра­тил­ся об­рат­но и рас­ска­зал о быв­шем ему яв­ле­нии чу­до­твор­ца.

Один че­ло­век из го­ро­да Кар­го­по­ля, неиз­вест­ный по име­ни, дол­гое вре­мя был бо­лен же­лу­доч­ной бо­лез­нью. Же­лая по­лу­чить ис­це­ле­ние, он при­шел в Чел­мо­гор­скую оби­тель. В это вре­мя шла ве­чер­ня. Но боль­ной не по­шел в храм к гро­бу пре­по­доб­но­го, а на­пра­вил­ся пря­мо на ноч­лег, где и рас­по­ло­жил­ся вме­сте с дру­ги­ми бо­го­моль­ца­ми. Ко­гда все усну­ли и он за­был­ся тон­ким сном, явил­ся ему све­то­леп­ный инок с жез­лом в ру­ке и ска­зал: «Раз­ве ты не зна­ешь, что кто при­хо­дит к вра­чу и про­гнев­ля­ет его, тот не по­лу­ча­ет ис­це­ле­ния. А ты, нера­зум­ный, идешь преж­де на ноч­лег, а не в цер­ковь Бо­жию». При этих сло­вах инок уда­рил его сво­им жез­лом. Боль­ной вско­чил и, кри­ча от стра­ха, стал на­но­сить уда­ры спя­щим бо­го­моль­цам. Ис­пу­ган­ные бо­го­моль­цы ста­ли го­во­рить ему: «Что слу­чи­лось с то­бой?» Он же рас­ска­зал им все, что бы­ло с ним в ви­де­нии. На дру­гой день боль­ной по­шел в цер­ковь ко гро­бу чу­до­твор­ца и здесь по со­вер­ше­нии мо­леб­на пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу по­лу­чил ис­це­ле­ние от сво­ей бо­лез­ни.

Один раз в су­хое лет­нее вре­мя по­сле служ­бы в Бо­го­яв­лен­ской церк­ви за­бы­ли за­га­сить го­ря­щую све­чу на па­ни­ка­ди­ле. Про­шло три дня, и ко­гда мо­на­стыр­ский ек­кле­си­арх во­шел в храм, то он уви­дел сле­ду­ю­щее. От го­ря­щей све­чи, упав­шей на гроб­ни­цу прп. Ки­рил­ла, затлел­ся верх­ний по­кров. На нем вы­го­рел шел­ко­вый крест, на­ши­тый на ткань по­кро­ва, ис­тле­ла и ткань, но да­лее огонь не рас­про­стра­нил­ся, хо­тя под сго­рев­шим по­кро­вом бы­ло еще два. Так Гос­подь спас от ог­ня оби­тель и гроб прп. Ки­рил­ла.

Но в 1674 го­ду на­ка­нуне празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва в Чел­мо­гор­ской оби­те­ли слу­чил­ся по­жар: за­го­ре­лась цер­ковь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Иеро­мо­нах Ма­ка­рий, за­ме­тив­ший дым в церк­ви, по­бе­жал ту­шить по­жар. Ско­ро он по­нял, что по­га­сить пла­мя нель­зя, и бро­сил­ся вы­но­сить из церк­ви кни­ги, ико­ны и раз­лич­ную утварь. Он вбе­жал в ал­тарь, но там бы­ло так жар­ко и дым­но, что Ма­ка­рий, за­ды­ха­ясь, упал на пол за пре­сто­лом. Ско­ро при­бе­жа­ли мо­на­хи и окрест­ные по­се­ляне, но по­ту­шить по­жар не мог­ли. Ста­ли ис­кать Ма­ка­рия и, с тру­дом про­ник­ши в ал­тарь через ок­но, на­шли его без при­зна­ков жиз­ни. Вы­та­щи­ли его через ок­но из ал­та­ря, от­нес­ли в кел­лию и по­ло­жи­ли на од­ре. Спу­стя немно­го вре­ме­ни за­ме­ти­ли, что Ма­ка­рий сла­бо ды­шит. Дол­го боль­ной оста­вал­ся в по­сте­ли, не имея сил ни го­во­рить, ни смот­реть. И толь­ко по­том он стал бе­се­до­вать и по­не­мно­гу при­ни­мать пи­щу. Так он про­ле­жал око­ло 40 дней. В день празд­ни­ка Сре­те­ния Гос­под­ня боль­ной уви­дел, что к его од­ру при­бли­жа­ют­ся два бла­го­леп­ных ино­ка. Он по­кло­нил­ся им и при­нял бла­го­сло­ве­ние.

Всмот­рев­шись при­сталь­но в ли­ца стар­цев, Ма­ка­рий узнал в од­ном из них прп. Ма­ка­рия Жел­то­вод­ско­го (па­мять 25 июля/7 ав­гу­ста), а в дру­гом – прп. Ки­рил­ла Чел­мо­гор­ско­го. До­воль­но дол­го небес­ные го­сти стоя­ли над Ма­ка­ри­ем и смот­ре­ли на него. По­том ска­зал один дру­го­му: «Ви­дишь ли, брат, стар­ца се­го, ко­то­рый без по­мо­щи Бо­жи­ей хо­тел по­га­сить пла­мень и сам ед­ва не сго­рел?» Ста­рец, к ко­то­ро­му бы­ли об­ра­ще­ны эти сло­ва, по ви­ду Ма­ка­рий Жел­то­вод­ский, ска­зал: «Этот ста­рец наш: он у нас ста­вил­ся и в на­шей оби­те­ли обе­щал­ся слу­жить». Ки­рилл же от­ве­чал на это: «Нет, он наш, у нас те­перь слу­жит и тер­пит». По­том оба спро­си­ли Ма­ка­рия: «Ска­жи нам, ко­му из нас ты слу­жишь?» Боль­ной от­ве­чал: «Я обе­щал­ся слу­жить Ма­ка­рию, но из его оби­те­ли из­гнал ме­ня иеро­мо­нах Гри­го­рий; ныне же я слу­жу пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу». То­гда прп. Ки­рилл спро­сил боль­но­го: «Ма­ка­рий, хо­чешь ли быть жи­вым и здо­ро­вым?» «Да, чест­ный от­че», – от­ве­чал боль­ной. Ки­рилл взял свою ман­тию и, при­бли­зив­шись к Ма­ка­рию, ве­лел про­из­не­сти ему сло­ва: «Свет Хри­стов про­све­ща­ет всех». Сам же при­кос­нул­ся ман­ти­ей к гла­зам боль­но­го и по­тер их. Ма­ка­рий про­из­нес при­ка­зан­ные ему сло­ва и тот­час про­зрел, на­чал го­во­рить и слы­шать, как и преж­де.

У кли­ри­ка Иоан­на бы­ло двое де­тей: маль­чик двух с по­ло­ви­ной лет и де­воч­ка пя­ти лет. Од­на­жды де­ти иг­ра­ли на ко­ло­кольне. Вдруг под­ня­лась бу­ря и по­шел силь­ный дождь. Де­ти ис­пу­га­лись, и де­воч­ка, взяв­ши на ру­ки ма­лень­ко­го бра­та, по­нес­ла его по лест­ни­це вниз. Но де­ти со­рва­лись с лест­ни­цы и упа­ли на пол за­мерт­во. При­бе­жа­ли отец и мать. По­ра­жен­ные го­рем, в пер­вое вре­мя они про­из­но­си­ли толь­ко од­ни сло­ва: «Гос­по­ди, по­ми­луй», но по­том об­ра­ти­лись с мо­лит­вой к прп. Ки­рил­лу: «Пре­по­доб­ный от­че Ки­рил­ле! Будь теп­лым мо­лит­вен­ни­ком к Бо­гу и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри: вос­кре­си де­тей на­ших. Ты – но­вый све­тиль­ник, вос­си­яв­ший чу­де­са­ми в стра­нах на­ших, и хо­да­тай к Бо­гу. При­ми на­ши горь­кие вопли и сле­зы сер­деч­ные».

Обе­зу­мев­шие от го­ря, они да­ли обет от­дать в оби­тель прп. Ки­рил­ла свою ско­ти­ну, ес­ли пре­по­доб­ный услы­шит их мо­лит­ву и вос­кре­сит де­тей. Пла­ча и мо­лясь свя­то­му, ро­ди­те­ли ме­та­лись око­ло сво­их несчаст­ных де­тей. Вдруг де­ти ра­зом встре­пе­ну­лись и как бы просну­лись от сна. У них мно­го вы­шло кро­ви и ли­ца их опух­ли, гла­за не гля­де­ли и уста по­чер­не­ли. Ро­ди­те­ли пе­ре­нес­ли их в свой дом и ста­ли уха­жи­вать за ни­ми. Вме­сте с тем они непре­стан­но мо­ли­лись Бо­гу и пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу о да­ро­ва­нии их де­тям вы­здо­ров­ле­ния: обе­ща­лись от­пра­вить­ся в мо­на­стырь и там воз­не­сти мо­лит­ву. И пре­по­доб­ный Ки­рилл услы­шал их мо­лит­ву: ско­ро де­ти вы­здо­ро­ве­ли.

Преподобный Патапий Фивский
Преподобный Антоний Сийский
 

Комментарии

Здесь еще нет ни одного комментария!
Гость
21.07.2019
Copyright © Православная-Библиотека.Ru 2009-2018
Все права защищены.