Евангелие дня - смотрите на Youtube

Как мальчик и батюшка лошадь спасли

Как мальчик и батюшка лошадь спасли

Когда лошадь по имени Веста почти ослепла, ее хотели списать из фермерского хозяйства и сдать на бойню. Но мальчик Алеша выкупил ее, не пожалев велосипеда и копилки. А священник забрал ее на церковный двор. И когда однажды отец Александр и Алеша попали в беду, именно Веста их спасла.


Когда-то в Алешином поселке был колхоз. Потом его расформировали и сделали фермерское хозяйство. С тем же производством и с теми же порядками. 

Все было как раньше. О стоящих в стойлах животных по-прежнему никто не заботился. Их плохо кормили и забывали лечить. Раз в году к ним приезжал ветеринар, и самых больных и старых списывали с казенного счета. 

Один раз Алеша шел мимо фермы и услышал, как приезжий ветеринар говорит про стоящую перед ним лошадь: 

— Пора на котлеты! 

Лошадка и правда была старая. В далекие годы она возила председателя, потом навоз на поля, и, когда почти ослепла, от нее решили избавиться. 

Алеша посмотрел на бельмо несчастной, увидел кроткое и добродушное выражение ее морды и тут же сказал: 

— Мой папа ее купит! Можно? 

— Ты что, малый, зачем она вам? — спросил ветеринар. 

— Да пусть заберут. Одной заботой меньше, — сказал председатель бывшего колхоза, а ныне глава образцового фермерского хозяйства. 

Алеша сбегал домой, разбил копилку и, поняв, что не хватает совсем немного, схватил новый велосипед и побежал к Валерке, который с завистью поглядывал на него всю осень. 

Выручив нужную сумму, Алексей стал владельцем старой лошади. Когда-то в колхозе ее звали Веста, и это имя его вполне устроило. 

Вечером дома был скандал. Держать лошадь было негде и незачем. Алешин папа хоть и шутил на эту тему, но сам находился в большой растерянности. 

Выручил отец Александр. Он взял Весту на церковный двор. Там было много места, лошадь помогала по хозяйству, а по воскресеньям катала ребят вокруг храма. Сторож только хмыкал, глядя, как нарезает круги несостоявшаяся котлета. 

Эй, лошадка, и-го-го! 

Едем-едем далеко: 

От порога до плетня 

Уезжает ребятня! — пели расшалившиеся дети.

А суровый дед при этом говорил: 

— Блажен и скоты милующий! 

Что он этим хотел сказать, никто не знал, но дядя Веня был доволен. Он уходил в сторожку, а наутро выносил Весте хлеб с солью. 

— Ешь. Я тебя во какой помню. Поробили мы с тобой в колхозе. Орлами были, а теперь старики. Я седой, а ты без глаза, — утешал он ровесницу. 

Не забыл ее и Алеша. Он забегал, чистил сарай, выгуливал лошадь и расчесывал ей гриву. Веста отъелась, повеселела и радостно приветствовала его тихим пофыркиваньем. 

Но годы брали свое, и зимой лошадь начала прихварывать. Малыш бросился к ветеринару, но тот отказался даже взглянуть: 

— На консервы сдай — и дело с концом! 

Выручил опять отец Александр. Он сказал, что в восьми километрах от поселка есть Никольский скит, где живет иеромонах Вадим, который в свое время работал зоотехником.

— Кстати, — добавил священник, — и свечи к Рождеству у них захватим, наши уже на исходе. За три часа обернемся. 

Батюшка созвонился с монастырем, и наутро они двинулись в путь. Ночью шел сильный снег, и все дороги оказались в сугробах. Машины проехать не могли, и только охотники решались идти в лес. 

Лошадь медленно трусила по лесной дороге, мальчик и священник шагали рядом. Отец Александр рассказывал про то, как он ездил на Афон, какие там послушания, Алеша, открыв рот, слушал. День катился на закат, и легкие сумерки понемногу окутывали лес. 

— Поторапливаться надо, Алеша, а то с дороги собьемся, — сказал священник. 

Они прошли еще немного, но тут из глубины бора раздался тонкий, щемящий душу звук: «Ууу!» 

— Да никак волки! Откуда? — испугался отец Александр. — Их у нас сроду не было! 

— Говорили, в Ядрошино целая стая объявилась, — стуча зубами, проговорил Алешка. 

— Вспугнули их в леспромхозе. Они к нам и пошли! Ну и ну! Ходу, Алешка! Садись на лошадь, и я сяду! 

Веста пошла рысцой. Она нервно водила ушами и быстро неслась через сугробы. Теперь вой стал громче, он возникал то слева, то справа, то сзади. 

— Волки охотятся! — сказал священник. 

— На кого? — прошептал мальчик. 

— Ходу! — дернул повод отец Александр. 

Темнело быстро, и на дороге из темноты возникли горящие, как угли, глаза волков.

Веста захрапела. Их было трое. «Ууу!» — плакали волки, присматриваясь к людям. 

— Ходу, Алешка! Молись! — крикнул священник. 

Алеша зашептал молитву. Осталось совсем немного, и тут на их пути из темноты возник волк. Тощий крупный вожак загородил дорогу. Два других заходили с боков. 

— Молись, Алешка! Услышит! Спасет! — кричал отец Александр. 

Он спрыгнул с лошади, ударил ее и приказал: 

— Скачи! 

Это был шанс. Увидев легкую добычу, волки разорвали бы кольцо и лошадь, сделав рывок, очутилась на свободе. 

Но отец Александр… Оставить его одного? Нет! Алеша дернул повод и осадил Весту: 

— Стой! 

Спрыгнув с нее, он подбежал к священнику и обнял его: 

— Нет! 

Волки сжимали кольцо. Мальчик уже видел их открытые пасти и даже чувствовал смрадное дыхание. 

И тут старая, хромая Веста всхрапнула, сделала разворот и со всей силы ударила вожака копытом. Раздался хруст, и раненый волк отлетел далеко в снег. 

Отец Александр вскочил на лошадь, схватил Алешу и дернул ремень. Веста понеслась по дороге. Мальчик слышал, как бьется сердце священника, и видел, как параллельно несутся две большие тени. Волки не решались напасть, но преследовали их, не выпуская из вида. 

После поворота один из них приготовился к прыжку, сделал рывок и вцепился в ногу отца Александра. Все было кончено… но вдруг из-за пригорка блеснули фары и послышался шум двигателя. По лесу шел вездеход. 

Волки щелкнули зубами и исчезли, как будто их никогда не было. Из кабины выскочил румяный молодой монах и тут же засуетился: 

— А я-то думаю, чего нас сюда занесло! И не по пути вовсе. 

Через час священник и мальчик пили чай в трапезной Никольского скита. Иеромонах Вадим осматривал Весту, а на столе весело кипел самовар. 

— Ну и ну! А лошадка-то наша, Алеша, геройская! Показала волчишкам! — смеялся отец Александр. 

А потом подумал и сказал, глядя в окно: 

— Услышал и спас! 

А румяный монах, сидевший за рулем вездехода, подливал им чай и тоже напряженно думал: «И чего мы тогда свернули? Ведь не туда ехали! Как будто толкнуло! Сам не пойму!»

А что думали волки? Не знаю. Может, они тоже сидели в лесу и говорили, что пора убираться из этого поселка, где живут такие смелые мальчики, геройские лошади и совсем невкусные священники. А может, они и вовсе решили больше никогда не охотиться на людей? Об этом мы никогда не узнаем, если только Алеша, который прикорнул на печке в трапезной, не увидит это во сне и не расскажет нам…


Отрывок из книги «Рождественские истории о котах и не только», издательство «Никея»


Помощь сайту Православная-Библиотека.Ru

«Тяжелое время было, тяжелое. Мои партийные родств...
К 100-летию ветерана Таллинского перехода Василия ...

Читайте также:

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://www.pravoslavnaya-biblioteka.ru/

Copyright © Православная-Библиотека.Ru 2009-2021
Все права защищены.