Неусыпаемая Псалтирь 24/7 - Подать записку - Заказать поминовение

Бабушка Катя

Бабушка Катя

9 и 10 декабря 2020 года многие страницы грузинского сегмента Фейсбука запестрели снимками несуразно одетой старушки в платке, и везде рядом были свечи и плачущие смайлики. Надписи выражали одну и ту же мысль: «Катя ушла от нас». Тысячи перепостов множились в геометрической прогрессии. В качестве даты отшествия указывали 8 декабря, следующее за её Днём ангела.

Многие тбилисцы знали эту одинокую русскую бабушку из церкви Александра Невского, всем известную своим странным поведением. Кто-то считал ее жемчужиной Церкви, кто-то доказывал, что это был просто психически больной человек с тяжелой судьбой.

Несмотря на строгий карантин и отсутствие транспорта, на похороны Кати, которые, по благословению Патриарха, проходили в церковном дворе, собралось много людей. Среди множества цветов особенно выделялся большой венок с лентой «Монахине Домне».

Многое, что было при жизни усопшей скрыто от любопытных глаз, стало явным для всех. Выяснилось, что Екатерина Сестернова (именно эта фамилия была упомянута в одной из многих публикаций) говорила о себе, что 1932 г.р., родилась в Хабаровске, имела родную сестру. Каким-то образом попала в Сухуми. Примерно в это время приняла тайный постриг с именем Домны от глинских старцев. Жила нищенством. Во время абхазской войны (1992–1993 г) на ее глазах изнасиловали и убили дочь (это одна из версий, по другим воспоминаниям, Катя замужем не была, но иногда стучалась в соседние окна и требовала вернуть ей дочь). В Тбилиси она приехала через несколько месяцев после смерти о. Виталия (по другим сведениям, она еще застала его в живых) и обосновалась в церкви Александра Невского, продолжив его подвиг юродства.

Воспоминания очевидцев

Вот что вспоминают люди, тем или иным образом столкнувшиеся с Катей. Большинство воспоминаний я взяла из комментариев и постов Фейсбука, которые были в открытом доступе.

Наргиза:

– Как-то мой муж стоял во дворе Невской и держал на руках сына. Я зачем-то отошла. У нас в тот период были большие денежные проблемы. Вдруг Катя подошла к нему и подала мелочь. Он этого никак не ожидал. Относительно скоро все у нас постепенно наладилось.

Ирма:

– Я слышала такую историю: когда умирал о. Виталий (Сидоренко), то выкрикивал имя «Катя». И действительно, он преставился, а Катя прибыла в Тбилиси в марте и навсегда осталась тут.

Георгий:

– Однажды Катя сказала епископу Зенону: «Знаю, тебя все время беспокоят вопросы, ответы на которые в Псалтири». «Как в Псалтири?» – спросил епископ. « Когда возникнет вопрос в сердце, тут же открой Псалтирь, и какое предложение попадется, таков и будет ответ». Я не знаю, была ли Катя блаженной, но факт, она была проводником большой духовности.

Ираклий Карчава:

– Говорили, что Катя появилась в Невской во времена о. Виталия (Сидоренко) и осталась тут насовсем. Однажды во время Великого поста я стоял на службе. Катя приблизилась ко мне и протянула какую-то булку, которую ела сама. Я извинился и сказал, что не хочу. Назвал причину, что хочу принять просфору после окончания службы. Но она не отстала от меня и сказала: «Ты же уже ел утром просфору!» (когда я шел утром на службу, действительно съел несколько просфор). Эти ее слова напугали меня, я взял протянутую булку и начал есть. Она гладила меня по голове и смеялась: «Кушай, булка с творогом! Хорошая!» На это я рассердился. «Я на посту и из-за вас нарушил!» Как раз в эти дни, по совпадению, читал о Сидящей Анастасии, которая во время поста угощала некоторых людей скоромным и этим показывала, что пост заключается не только в ограничениях в еде.

Однажды, 8 марта, в день отшествия митрополита Зиновия, все, как обычно, ждали Патриарха, и в церкви было очень много людей. Внутри сделали коридор, чтобы Патриарх мог пройти, и прихожане стояли по обе стороны, очень тесно. По этому коридору Катя бегала туда-сюда. То к одному приставала с руганью, то к другому с криком. Но иногда кого-то тепло ласкала. В это время я стоял где-то в гуще людей. И заметил, что у Кати в руке конфета. Катя пробежала, почти уже вышла из церкви, и я почему-то подумал: «Эх, дала бы она мне эту конфету». Катя обернулась ко мне и, расталкивая людей, приблизилась. Я весь облился холодным потом от страха. Ждал, что она на меня набросится при людях. Но она подошла, погладила меня по голове, положила конфету мне в карман и убежала.

Спросил у нее как-то об одном моем очень близком человеке, который вел не очень благочестивый образ жизни, и как будет с ним дальше. «Бывает и так, – она ответила. – Заболеет человек, попадет в больницу, там покается и причастится». Так и исполнилось в свое время.

Много раз видел около нее плачущих, и как она их успокаивала и ласкала. Иногда кидалась к входящим в церковь с руганью и била их. Однажды поскандалила со священником, служившим литургию: «Ты ходишь как заледеневший!» – в то время как священник окропил ее святой водой и выгнал из церкви. Я не знаю, кто была Катя, блаженная или нет. Просто, находясь с ней рядом, ощущал какой-то мир, и потом сам задумывался об этом состоянии.

Ангелина:

– Голова болела у меня страшно, а она рядом сидела, сняла с себя шаль и голову мне покрыла, а мне так хорошо стало. Еще что то приговаривала, не помню уже, голова прошла, состояние блаженное!

Вот что пишет Роман Кияшко:

– Хочу поведать историю, которая случилась со мной несколько лет назад, и как я был спасён благодаря молившимся обо мне людям.

Я тогда ещё работал в море, и для того, чтобы подняться на судно в порту смены экипажа, мне приходилось много летать на самолётах. Часто я вылетал с Тбилисского аэропорта, так было и в тот раз.

Мать меня проводила до места регистрации пассажиров и, подождав, когда я пойду на посадку, отправилась в храм Святого Александра Невского в Тбилиси, чтобы помолиться обо мне и отправиться в наш родной Батуми.

В этой известной церкви есть прозорливая юродивая Екатерина.

Когда моя мать зашла в храм, то матушка Екатерина (говорят, она схимонахиня) подбежала к ней и стала причитать и ужасаться, сказала о том, что со мной должно что-то случиться. Потом стала юродствовать и убежала.

Мать, ошеломлённая и в слезах, зашла в церковь, где у Смоленской иконы Богородицы молился архимандрит Антоний (Гулиашвили). Именно у этой иконы старец Виталий заповедал всем молиться и говорил, что она чудотворная. Рыдающая мать подошла к батюшке и рассказала о произошедшем, тот сразу начал служить молебен и горячо молиться обо мне.

Я же тем временем долетел из Тбилиси в Цюрих и сел в следующий самолёт, чтобы лететь в Южную Америку. Самолёт уже начал разгоняться, и тут у одного из пассажиров случился эпилептический припадок, и воздушное судно остановили. Пока больному оказывали первую помощь и эвакуировали с самолёта, прошло минут сорок. Лайнер стал разгоняться снова и почти уже оторвался от земли, как вдруг заглохли двигатели и погас свет!

Капитан объявил пассажирам о том, что случилась серьёзная поломка в электрической части самолёта. Мы вылетели примерно через час-полтора, и, как выяснилось потом, если бы не припадок пассажира, то поломка произошла бы уже в воздухе. Так бедный эпилептик, сам того не подозревая, спас всех от гибели.

Когда я через несколько месяцев вернулся домой, то рассказал матери об истории с самолётом, а она вдруг стала плакать и поведала свою историю с юродивой.

Самое поразительное то, что мы с матерью сравнили время этих событий – молебен обо мне служили именно тогда, когда я был в том злосчастном самолёте...

Так ваш покорный слуга был спасён милостью Божией, помощью юродивой матушки, молитвами матери и православного священника. Я много лет общался с монахиней Инной – она была много лет чадом отца Виталия, – так вот, она много раз мне говорила, что Катя является даже не просто монахиней – схимонахиней. Не знаю, насколько правда. Я матушке Инне верю, для неё тот храм был родным, и она месяцами там жила в послушании. Ещё она говорила, что Катю привёз сам отец Виталий и всегда говорил, что она будет там после него помощницей.

Наталья:

– Лет 15 назад стояла моя подруга в храме на службе, к ней подошла Катя и погладила ее по голове, приговаривая: бедная девочка, голова все время болит у тебя, и жить негде тебе».

В этот же день ее выгнали из дома, и она пришла жить ко мне, а голова у нее действительно болела постоянно после травмы.

Ирина:

– А еще с братом моим тоже была такая история. Он как-то работал много лет назад в этом храме. Велись ремонтные работы. Брат периодически во дворе включал болгарку. Катя несколько раз подходила и выключала. Он включит, она выключит. Так продолжалось какое-то время, пока брат не накричал на Катю. И буквально через несколько минут из-под болгарки вылетает камень – и прямо вдоль щеки брата. Было так явно, что она его предупреждала. С Божьей помощью пронесло, и все хорошо закончилось.

Ирина Крихели:

– Остаюсь при своем мнении, несчастный больной человек. А насчёт «юродивой, блаженной и т. д.» скажу так – не будет никогда ни один Божий человек ругаться матом во время литургии, когда приносится Бескровная Жертва, это невозможно!

Отца Виталия при жизни многие считали юродивым и блаженным, и он по-настоящему им был! А она, как сказал послушник о. Антония Валера, многие годы прослуживший в нашей церкви, просто больной человек, у которого как раз в пост случались обострения, оттого она и начинала извергать хулу и била многих так, что приходилось прерывать литургию и силком выводить ее из церкви.

О. Вадим Антоненко:

– Как говорится, если происходит что-то непонятное, логически необъяснимое, то ищи, кому это выгодно, кто в нужном свете представил информацию Патриарху и какой интерес преследовал. Полагаю, интерес долгосрочный и банальный, а проще – финансовый. Этакий пантеон святых, и примечательно, что при бывшем русском храме. Быть может, это долгосрочный прицел на российских паломников.

Татиа Аситашвили:

– Однажды у меня было искушение, и я стояла в церкви. Катя подошла ко мне, полная нежности, и протянула красное яблоко, да еще сказала: «Это тебе святитель Николай прислал!» – и указала на икону. Это было большое утешение для меня.

Анна:

– Как-то во время службы я наблюдала такую картину. Катя подошла к одной молящейся женщине и ни с того ни с сего начала ее бить. Люди в ужасе отходили от нее, а сама жертва почему-то спокойно стояла и с улыбкой принимала побои. Потом подошел рослый стихарник, отогнал Катю, чтоб не мешала служить, и сказал той смиренной женщине:

– Выйди из церкви, ты ее каким-то образом искушаешь.

– Я никуда не выйду. Это мое дело, где стоять, – ответила она.

Потом, после окончания литургии, любопытные стали спрашивать о причине Катиных нападок и получили такой ответ:

– У меня семейные проблемы, а Катя не меня била, а с темными силами воевала. Знаю ее способности.

Репо:

– О Кате я услышал от друга. Специально пошел в Невскую, стоял во дворе церкви и думал про себя: «Здесь много старушек. Как бы мне узнать, какая из них Катя». В это время она прошла мимо меня, взглянула на меня своими красивыми голубыми глазами, давая мне знать:

– Это я – Катя.

Я попросил меня благословить....

Нана Урушадзе:

– Много лет назад, во время моего студенчества, подошла ко мне Катя у могилы о. Виталия и начала говорить по-русски, я ничего не поняла – русского не знала. Потом моя подруга сказала: «Она тебе говорит, что ты тепло одета, смотри, чтоб шея не заболела». Я посмеялась и подумала, зачем ко мне пристала эта женщина. Незнакомка пошла со мной до метро Марджанишвили и все время что-то говорила по-русски. Я остановила маршрутку и села в нее, чтоб отвязаться от назойливой спутницы. На другой день я проснулась и не могла повернуть шею от боли, настолько сильная была невралгия. Потом поняла, кто была эта женщина. Больше она со мной не контактировала.

Попадья Мариам Пипиа:

– Не знаю, можно ли это рассказывать... Одно время Катюша жила у нас. Юродивая совершала такие вещи, что соседи ее оскорбляли и часто осуждали. И мне часто приходилось ее оправдывать. Катя все это наблюдала.

Однажды, когда я спала, Катя вошла ко мне в комнату, и я оказалась свидетельницей удивительного явления.

Катя была поднята до потолка и оттуда беседовала со мной, говорила, что она не сумасшедшая, и поэтому ее не надо оправдывать. После этого все изменилось. Мы вместе ходили в церковь Александра Невского.

Однажды, когда мы заходили в церковный двор, она подкралась ко мне сзади и ударила именно в то место, в котором гнездилось заболевание в обостренной форме. Люди удивленно смотрели на нее и не понимали, зачем она это сделала. Через несколько недель я обнаружила себя полностью здоровой.

Хатуна:

– У меня к Кате двойственное отношение. Да, она часто в церкви ругалась, тушила свечи, нападала на людей. При этом она молилась св. Пантелеймону и св. Александру Невскому. Пару раз я видела, как она причащалась. В ней было и от Бога, и от темных сил примерно поровну. Иногда она буквально светилась, а временами глаза меняли свое выражение на резко противоположное. Несколько раз она ответила на мои мысли и разрешила мои сомнения, о которых я никому не говорила.

О. Владимир (Александров):

– Мое духовное состояние не дает мне возможности полностью вместить и понять все Катины действия. Я был единственным священником, который вывел ее из церкви. Я читал последнюю разрешительную молитву. Верю, что Господь помогает всем, искренне кающимся и желающим хоть как-то жить по заповедям. И думаю, Он простит ее согрешения. Единственно, что могу сказать, – Катя был очень искренний человек. Искренний в своей любви и нелюбви.

О. Александр Борисов:

– Мы поехали всей семьей, с матушкой Нино (она родом отсюда) и дочкой Александрой в Грузию в 2014-м году. Нашей дочери тогда было 3 года. Тогда я был еще диаконом. Мы посетили храм Александра Невского. У входа сидели нищие и собирали милостыню. Мы им раздали денежки как обычно. Приложились ко всем святыням. Вышли из церкви, и наша дочь начала себя плохо вести, и моя супруга Нино ее поругала. В этот момент подошла к нам матушка Катя и сказала: «Что ты делаешь?» А дальше такие выражения, которые не хотелось бы повторять дословно. Мы были ошеломлены и ничего не поняли. Катя дала ребенку бутылочку с газировкой и предупредила:

– Не смей ругать ребенка! Ты не знаешь, какая у нее будет жизнь.

Мы вышли из церкви, ничего не поняв. И тут все нищие стали совать нам наши деньги обратно, а ребенку давали конфеты. Говорят нам:

– Это же блаженная Екатерина. Она не со всеми разговаривает.

Тогда я вернулся и захотел поговорить с этой странной женщиной. Меня мучили какие-то давние вопросы. Но она ничего мне не ответила.

Бутылка с газировкой у нас продержалась лет шесть в целости и сохранности. Девочка с ней играла. Спустя несколько лет попробовали газировку, и вкус у нее не изменился.

О. Александр Баиашвили:

– Катя для меня человек-загадка. Вот что могу сказать. Однажды спросил совета у игумена Вениамина Селиванова, вопрос был пастырского характера. Батюшка посоветовал обратиться к Кате, сказал, что она – непростой человек.

Нина:

– Я, когда забеременела, тоже в церковь пошла, очень боялась. Ко мне Катюша подошла и дала куриное яйцо, улыбалась ещё, сразу было ясно, о чем всё это. Сразу стало легко и понятно, что аборт делать не надо. Хорошая Катя.

Юлия Ключникова:

– Катю я видела часто, но она ко мне приходила три раза, и я могу назвать эти три встречи судьбоносными. Меня крестили в Невской, но я не была воцерковлена, т.е. заходила в церковь по большим праздникам поставить свечку, без Исповеди и Причастия. И вот, мне было 18 лет, я как-то выходила из наших железных ворот. На мне было голубое платье и голубые балетки. Вдруг Катя подошла ко мне, взяла за руки и сказала:

– Девочка, какая ты красивая! Не изменяй себе, и ты будешь очень счастлива.

Меня тогда поразили ее глаза, чистые, как у ребенка, но очень мудрого.

Потом мне сказали, что она юродивая. О ней еще говорили разное, что она кричит, ругается, может ударить. И поэтому я боялась к ней подходить. Но, проходя мимо, я старалась поздороваться и кивнуть ей.

Вторая наша встреча у нас была в трапезной, этим летом. Я уже к тому времени была певчей и воцерковленной. Как-то мы чем-то были заняты в трапезной. Катя подошла ко мне и сказала, указав на одну из наших работниц:

– Если ты ее убьешь, ты будешь счастлива.

Сперва я очень удивилась, потом задумалась и поняла, что Катя подразумевала. Надо было убить непонимание между нами и показать, что я совсем не опасна.

Третья встреча была совсем недавно, в конце ноября. Я была на клиросе. В тот день мне что-то нездоровилось, першило горло, голос плохо звучал. Хотя за горлом слежу тщательно, но оно у меня слабое от природы, хронический бронхит. И вдруг Катя поднялась на клирос, обняла меня, приложила руку к моим бронхам, положила голову мне на плечо и долго так стояла, не двигаясь. Мы продолжали петь, мне было непонятно, что она делает, но было очень тепло и приятно. Как будто она отдала мне часть своей энергии. Потом отошла, ничего не объясняя. И вскоре я обнаружила, что горло уже не болит. А голос звучит намного лучше и чище, чем раньше. Потому Катя для меня особенный человек, и я ее очень люблю.

Юлия Андреевна:

– Один раз слышала, когда на батюшку Антония кричала, что он её не любит. Батюшка спокойно продолжил кропить святой водой иконы, и Катерина тоже успокоилась. Один раз ко мне подошла и попросила вдеть нитку в иголку, очень она любила ниточки всякие. Одна прихожанка подарила катушку ниток, такая радость была у Кати неподдельная, как у детей бывает...

Наталья:

– Как в 1990-е годы Союз развалился, мой сын уехал на заработки в Россию. И все, потеряла я связь. Несколько месяцев не знала, что с ним. Ходила на могилу к о. Виталию плакать о сыне. Ко мне подбежала Катя и стала меня бить:

– Что ты о живом плачешь?! Найдется он.

И правда, прошло какое-то время, сын объявился.

С Катей надо было уметь общаться. Она по-церковному говорила. Я ее давно знаю. У нее раньше и голос прекрасный был, в Сухуми в хоре пела – заслушаться можно было. Церковнославянский прекрасно знала и читала Псалтирь почти наизусть.

Со мной она по-разному была. Как вспомню ее, плачу. Много чего она мне еще говорила, и сбылось. Но это я в сердце храню. Рассказывать не буду. Да, она могла и побить, и обругать. И я вот что заметила. Стоило ей меня побить, у меня дома все благополучно, а иногда подойдет и, как мать, ласкает. Ну, все, жди дома неприятностей.

Еще помню, я раньше в церкви полы мыла и застудилась, Катя до того гоняла меня:

– Уходи отсюда, сгоришь.

И что ты думаешь, поясничный нерв воспалился, два месяца встать не могла. С тех пор здесь у ворот сижу, милостыню собираю. А Катя мне людей присылала, говорила многим:

– Идите Наташе подайте, у нее много детей и внуков.

И добрая какая была.

Как-то сидим мы тут у ворот, будний день, народу нет, никто не подает. Я говорю девочкам: «Завтра, наверное, не на что ехать будет. Денег на дорогу не наскребу».

И вдруг мне в кружку пять лар падает. Оборачиваюсь, это Катя сзади стоит и говорит мне:

– Вот, тебе на дорогу. Только приезжай завтра в церковь.

Эх, пропал колорит Невской, пропал. Все ее глазами по привычке ищу – и нету...

Вместо заключения

Мы, сытые и благополучные, спящие в чистых постелях, можем только догадываться, как именно живет человек без пристанища долгие годы. Это только в конце жизни у Кати появилась крыша над головой. Настоятель церкви выделил ей комнату с кроватью и столом.

Весь тот долгий период, с 1992–93, когда Катя прибыла в Тбилиси, и до недавнего прошлого, она спала, где придется. Жила исключительно подаянием. Покупала булочки в магазине напротив церкви через дорогу. Долго ли человек может протянуть на одних булочках? Всем известно, что сухоядение вызывает целый букет заболеваний ЖКТ. При Невской давно кормят нищих обедом, и туда приходят поесть горячего местные завсегдатаи с района. Но Катя почему-то никогда там не ела. Было ли это еще одной осознанной нагрузкой, или в этом был какой-то другой принцип, мы уже никогда не узнаем. Как и всю ее биографию подробно. Однако известно, что пенсии она не получала и всего, что касалось официальных отношений с государством, не поддерживала.

Человек, ведущий такой образ жизни, естественно, будет страдать от разных заболеваний. Хотя бы чисто возрастных перепадов с давлением, проблемами с зубами и внутренними органами. Но жалоб от неё никто не слышал.

Вспоминает Анна:

– Как-то я зашла в церковь в середине дня. Народу почти не было, и в углу на скамейке спала Катя, сняв обувь. У меня медицинское образование, и за свою жизнь чего только не видела. Таких запущенных ног не было ни у кого из моих бывших пациентов. Тогда еще поразилась, как же вообще ходит эта бедняга, испытывая постоянные боли.

На одном из фото видно, что у нее явно была либо экзема, либо рожистое воспаление.

К медикам Катя не обращалась. Хотя у нее было к тому времени очень много почитателей, и, скажи она хоть слово, нашелся бы и врач, и нужные медикаменты.

И опять вопрос: почему? Не хотела принципиально или чудесила. Уже не узнаем…

Могла ли она изменить свой образ жизни и жить у кого-то дома, в лучших условиях? Да, могла. Многие прихожане приглашали ее к себе домой выкупаться, пожить, но Катя, если и принимала такие предложения, то долго нигде не оставалась. Возвращалась в Невскую.


Подготовила Мария Сараджишвили


Помощь сайту Православная-Библиотека.Ru

Нужно ли рассказать мужу об измене, если прошло не...
Как быть, если нас не прощают?

Читайте также:

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://www.pravoslavnaya-biblioteka.ru/

Copyright © Православная-Библиотека.Ru 2009-2021
Все права защищены.